Педагог, историк, антрополог, основатель Лаборатории культурных проектов, глава Отделения теории и истории мировой культуры (ОТИМК) гимназии 1505 Петр Мазаев рассказывает читателям Чистовика о современном образовании и о необходимых реформах.

 

Как Вы оцениваете современное российское образование?

– Современное российское образование находится в начале новой фазы, оно синхронизируется постепенно с мировыми тенденциями и начинает принимать новейшие технологические, социальные и экономические изменения. Это хороший знак, это дает нам шанс на развитие.

Петр Мазаев
Петр Мазаев

С другой стороны, российское образование находится в заложниках у государства, которое довольно беззастенчиво решает с его помощью свои подчас идеологические задачи, но не дает развиваться. Российское образование – это новый громадный рынок, которому пока не дают развернуться его слишком сильная зарегулированность и монолитность.

Приведу простой пример. Я руковожу в гимназии 1505 культурологическим профилем. У нас довольно необычная программа, которая называется Единый гуманитарный курс. В рамках этой программы мы не разделяем школьный гуманитарный цикл на отдельные предметы – политическая и социальная история, история искусства, история литературы и история философии и культуры изучаются у нас в рамках единого курса.

российское образование находится в заложниках у государства

В итоге получается возможность создать большое полотно развития европейского мира от Пирамид до Захи Хадид за три класса (9, 10 и 11). Эта программа появилась 20 лет назад и успешно работала и работает – уже более 20 выпускников стали кандидатами наук, а практически все поступают в лучшие российские вузы. Но государство пытается любыми способами загнать нас в предметные рамки, хотя закону об образовании наша программа не противоречит.

Мы проходим все необходимое в соответствие со стандартами и программами, просто в другом порядке. В принципе, такая программа могла бы стать прекрасным конкурентом основной государственной, создавая образовательное разнообразие, но, к сожалению, чиновники не любят самостоятельности, больше всего они любят строевую подготовку.

государство пытается любыми способами загнать нас в предметные рамки

А если сравнивать с образованием в СССР?

– Советский союз, как об этом пишет А.И. Любжин в своих статьях и книгах, обладал довольно мощной математической и инженерной школой, но в то же время не давал на должном уровне развивать гуманитаристику и сферу услуг.

Это было связано с конкретными обстоятельствами советского периода – необходимостью сначала мощного промышленного скачка, а потом – поддержки необходимых темпов роста оборонной промышленности. Сейчас мы можем развивать гораздо больше разных направлений в образовании, чем в советский период. Но самое главное, принципиально изменилась ключевая цель образования.

Мы перешли от идеи накопления, запоминания и воспроизведения знания к идее о том, что гораздо важнее иметь развитые компетенции, уметь изменяться и подстраиваться под новый мир. Сравнивать современную образовательную модель с советской не очень корректно, условия принципиально разные.

Кого бы Вы поддержали Ливанова или Васильеву?

– Никого. Я бы хотел, чтобы государство поменьше вмешивалось в образовательные процессы и дало образовательному рынку развиваться самостоятельно. Это не означает, что мы должны отказаться от государственного образования – это очень важное достижение советского периода, глупо с ним расставаться. Нас спасла бы система образовательных ваучеров, когда ученик может принести в частную школу государственные деньги.

Ольга Васильева первая женщина на должности министра образования РФ, как Вы думаете, почему эту должность исторически занимали мужчины?

– Я полагаю, что это отголосок еще модерновой (советской и имперской) системы гендерного контроля. Сейчас эта система разрушается, и все на большем количестве кресел в правительстве оказываются женщины.

Потому что гендер становится не важен, становится важна репутация, лояльность и, на самом последнем месте, компетентность. Принципиально пол и гендер здесь не играют никакой роли, просто так сложилось.

Возможна ли отмена ЕГЭ?

– Это очень маловероятно. Но возможна его сильная трансформация. Согласно реформе 2009-2012 гг. ЕГЭ должен будет измениться к 2022 году, когда первое поколение, учившееся по новым стандартам, дойдет до 11 класса. Но изменения видны уже и сейчас – постепенно пропадает тестовая часть, все больше появляется письменных и устных заданий, экзамены постепенно корректируются, хотя все равно очень медленно.

ЕГЭ останется в любом случае еще и потому, что правительство взяло курс на проверку всех предметов школьной программы и собирается довести количество сдаваемых в 9 классе ОГЭ  и  в 11 классе ЕГЭ до 6 предметов. К тому же еще вводятся всероссийские проверочные работы по всем непрофильным предметам в 11 классе. ЕГЭ важен как инструмент контроля.

Более вероятное изменение связано с тем, что в хороших университетах постепенно будет появляться все больше внутренних экзаменов. С другой стороны, конкуренцию ЕГЭ составляет IB DP – экзамен в рамках дипломной программы международного бакалавриата.

В законе об образовании прописано, что ученик может сдать в качестве итоговой аттестации и этот экзамен, а он принимается в гораздо большее количество мировых престижных университетов, чем ЕГЭ. Сейчас на программу IB в старшей школе переходит все больше образовательных учреждений (например, наша гимназия 1505), что означает, что ЕГЭ будут теснить другие экзамены – британские, французские, американские, международные.

ЕГЭ останется в любом случае

Какой выбор сделать между частной и государственной школой?

– И частные, и государственные школы бывают плохие, средние, хорошие. К нам на ОТИМК гимназии 1505 часто приходят именно из частных школ, потому что образование там не соответствовало требованиям родителей и тем громадным суммам, которые за него платили.

Притом это не означает, что нет хороших частных школ. Есть. Просто доступ туда ограничен репутационными рисками и очень большой стоимостью обучения. Сейчас у нас появляется все больше частных школ, в которых могут на стипендии учиться умные дети из семей с не очень большим достатком – школа Летово в Москве, UWC Dilijan в Армении.

хорошие частные школы есть

Это хорошая здоровая тенденция, напоминающая то, что происходило лет 40-50 назад в Европе.

Как Вы относитесь к тенденции образовательных учреждений к переходу на американскую систему образования? В итоге ведь, школьники «натаскиваются» на ЕГЭ, но пропускают остальную часть школьной программы.

– Во-первых, это никакая не американская система образования, потому что в Америке так не учат – там основой является как раз программа Международного бакалавриата, которая совсем про другое. В IB невозможно просто сдать экзамен, там нужно проходить все уровни образования и нельзя пропустить какие-то части курса.

Во-вторых, натаскивание на ЕГЭ означает две вещи – неадекватность экзамена и его проверки, а также неадекватность предлагаемых программ потребностям школьников и вузов. Это все, безусловно, плохо. Надо принципиально заново пересматривать систему преподавания, создавать систему критериального оценивания и синхронизировать образовательные результаты.

Российские вузы соответствуют европейским стандартам?

– Лучшие вузы – да. МГУ, НИУ ВШЭ, Бауманка, РГГУ, ФизТех, РЭШ, МВШСЭН, СПбГУ и так далее. Эти вузы находятся на одном уровне с лучшими европейскими, что хорошо видно по программам академической мобильности. Наши профессора и студенты лучших университетов с успехом защищаются на Западе, их признают, публикуют и приглашают на конференции. Главное различие: наши университеты – очень бедные.

наши университеты – очень бедные

С чем связано сокращение бюджетных мест? Причина коррупция?

– С тем, что государство последовательно сокращает финансирование образования, переводя эти деньги в другие более нужные сферы.

Какие специалисты нужны России? На кого идти учиться?

– Главный тренд последних 30-и лет заключается в том, что образование, и в первую очередь университетское образование, не дает профессию, специальность. Оно дает набор навыков, опыта и знаний (это три ключевых составляющих компетенции), которые потом можно применять в различных сферах.

Попытка получить специальность в университете абсолютно провальна, потому что скорость изменения рынка такова, что к концу обучения, без умения постоянно совершенствоваться и учиться, вы просто окажетесь никому не нужны. Так что нужны сейчас, в первую очередь, люди с хорошим фундаментальным образованием, готовые учиться, пробовать, получать новый опыт и совершенствовать себя.

университетское образование не дает профессию, специальность

В какой сфере? Последние исследования показывают, что рынок пресытился экономистами, юристами и программистами. Сейчас будут нужны сильные гуманитарии, умеющие работать в разных сферах и имеющие максимально широкий бэкграунд, а также сильные технари, умеющие достаточно гибко переходить от теоретических дисциплин к практике и обратно.

Какие внеклассные программы, мероприятия для молодёжи посоветуете посетить?

– Их сейчас так много, что просто глаза разбегаются. Главное, что надо понять, что принципиально для мотивированного школьника и взрослого – программы одинаковые. А для немотивированного ничего не поможет. Можно ориентироваться по институциям. Открылись прекрасные публичные лектории на Истфаке МГУ, на которые надо ходить, потому что там выступают лучшие лекторы.

Петр Мазаев
Петр Мазаев

Есть прекрасные открытые семинары у ИГИТИ НИУ ВШЭ, действует школа юного филолога в МГУ, в КЦ ЗИЛ регулярно проходит множество хороших интеллектуальных занятий. Для технарей Политехнический музей и Политехнический университет делают прекрасные лекции. Есть еще замечательные лекции, семинары и летние школы в рамках Распределенного лицея НИУ ВШЭ, к которому относится и Отделение теории и истории мировой культуры (ОТИМК) гимназии 1505, где я работаю.

Туда можно зарегистрироваться через наш сайт (gym1505.ru/otimk). Хорошие мероприятия делают в Библиотеке для Молодежи, МАММе, в Некрасовке, библиотеке Достоевского, на Артплее и Винзаводе. Список может быть бесконечен.

Почему многие молодые люди потребляют продукты только массовой культуры? Например, многие ничего не знают о концептуальном искусстве.

– Пропорция тех, кто любит сложную литературу, искусство и кинематограф, к тем, кто любит что-то полегче, не зависит от возраста. Даже более того, среди людей старшего возраста любителей сложной культуры еще меньше.

Ответ на ваш вопрос прост – таковы общественные тренды, сейчас они явно меняются в сторону увеличения людей, которые увлекаются поисковым театром, концептуальным искусством и авторским кино, во всяком случае мы на ОТИМКе это видим.

Раньше, отправляясь на спектакли Бутусова или Коляды со школьниками, я был вынужден объяснять что к чему и предупреждать – сейчас все гораздо спокойнее реагируют. Посмотрим, что будет через несколько лет.

Виной тому правительство, которое до сих пор критично относится к некоторым художникам?

– Правительство, безусловно, многое делает для того, чтобы не допускать до всего этого молодежь. Но скорее из рефлекса – запрещай непонятное.

Правительство запрещает непонятное

Как с этим бороться?

– Воспитывать вдумчивых порядочных гуманитариев, ценящих современную культуру, наделенных вкусом и незазнавшихся, чтобы могли рассказать об этом потом своим родителям, знакомым, друзьям, прочитать лекцию и провести семинар.

Какую книгу прочесть? Какая книга изменила Вас больше других?

– Я – «олдовый» толкинист. Для меня такой книжкой был «Властелин колец». Но вообще есть несколько очень важных книжек, которые помогут Вам лучше понимать мир и историю человечества – это «Категории средневековой культуры» А.Я. Гуревича, «Культура Два» В. Паперного, «Надзирать и наказывать» М. Фуко, «Родная речь» П. Вайля и А. Гениса. А еще статьи и эссе Б. Гройса, книжки Э. Хобсбаума про 19-й и 20-й века, книги А. Ассман про сложности строительства национальной памяти.

Я – «олдовый» толкинист

Что Вы делаете каждый день для саморазвития?

– Я читаю и обсуждаю все прожитое с моим главным союзником, другом, коллегой и единомышленником – женой. А еще я знаю про себя, что лучше думаю, когда говорю, излагаю. Поэтому для меня ежедневное ведение уроков и учительская работа – толчок к исследовательской работе и рефлексии.

Как мотивировать себя на учебу?

– Не знаю точно. Надо просто относиться к учебе как к интересному занятию, дающему пищу для ума. Представляйте, что все полученные знания вы потом переделываете для остроумного TEDа или стенд-апа. Мотивация не всегда связана с достижением цели, часто мотивация учиться – это просто фан от получения и ситематизации нового знания. Возможно, если вам это не доставляет удовольствия, и не стоит. Можно быть счастливым и иным путем.

 

Беседовала Кристина Татарникова