Клады в восприятии обывателя связаны с пиратами, южными морями и таинственными островами. Однако свои тайны есть и в России

Например, серьезные ожидания связывают исследователи и кладоискатели с именами казачьих руководителей Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Считается, что они спрятали несметные сокровища в Поволжье, на Южном Урале, Алтае и Сибири. Причём, как в земле, так и пещерах и на дне рек и озёр. Даже примерно оценить размер тех кладов невозможно, но они составляют существенные суммы. Кладоискатели изучают письменные апокрифы, народные сказания и песни, рисуют карты и делают предположения. Базируясь на легендах о кладах Пугачёва, написал свой роман «Золото бунта» Алексей Иванов.

Ещё одним обладателем несметных сокровищ считается песенный атаман Кудеяр, действовавший, согласно легендам, в Центральной России и на Волге. Исследователи уверены, что существует не менее 18 кладов, часть из которых, не менее трёх, находится в современном Подмосковье, как минимум один – в Крылатском. Рассказы о разбойнике Кудеяре были широко распространены в легендах во многих губерниях России — от Смоленской до Саратовской. Годы его жизни, предположительно, до Смутного времени. Это отчасти подтверждается документами. Так, в 1640 году, на запрос из Москвы тульский воевода отвечал, что ему про Кудеяра «сказывали давно старые люди, лет с сорок назад».

С Москвой же связывают клады Марины Мнишек и Лжедмитриев, Ваньки-Каина, Соньки «Золотой ручки» и закопанные москвичами при оставлении города в 1812 году.

Отдельную ветвь кладоискательства питают легенды о кладах старообрядцев, сделанные при уходе от преследования никониан и госвласти. Люди старообрядцы были зажиточные, что заставляет энтузиастов активнее искать захороненное. Тут вообще нет никаких документов и даже надёжных устных свидетельств – сплошные обрывки тёмных и неясных слухов.