Дешевые аналоги дорогих лекарств – главный хит доктора Мясникова

Александр Мясников // фото: Mega-stars.ru

На прошлой неделе главврача ГКБ №71 Александра Мясникова назначили официальным представителем Информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом (ИЦК). За прошедшее время доктор Мясников уже успел огласить не те данные (исправлять которые пришлось Татьяне Голиковой) и весьма неожиданно для ИЦК, самоизолироваться от работы на субботу и воскресенье.

Формально господин Мясников в выходные не работал, но телеканал «Москва 24» (а именно его ведущие до контракта с Мясниковым оглашали ежедневные инфорсводки от ИЦК) не дал расстаться с любимым телеврачевателем надолго. Все пасхальные дни М24 показывал выпуск видеоблога Доктор 24, специального коронавирусного проекта, «отвечающего на актуальные вопросы о здоровье».

Анонс гласит, что «ведущие отделят правду от фейков, изучая самые популярные интернет-запросы».

Модные съёмки с action-камерой в руке (которую почему-то всё равно перебивают планы профессиональных операторов телеканала со стороны), но внутри, как вы уже догадались, не обошлось без доктора Мясникова.Тем более, что в выпуске от 13 апреля он отвечал на вопросы по своей любимой теме – про дженерики.

Дешевые аналоги дорогих лекарств с тем же действующими веществом – главный хит Мясникова.

«Если эффект такой же, то зачем платить больше» – примерно с такими рекламными приемами господин Мясников на все лады, в том числе и на Москве 24, расхваливает 20-рублевые жаропонижающие. Но что (отчасти) справедливо для простых лекарств, является смертельной опасностью для больных чем-то более сложным, чем «обыкновенный сезонный грипп».

Проводимая уже 6 лет политика импортозамещения лекарств снижала численность населения и без Covid-19. По общему правилу госзакупки по 44-ФЗ осуществляются по Международным непатентованным наименованиям (МНН), то есть по тому самому действующему веществу, а не по торговому наименованию.

И что было побочкой при насморке, на уровне дженерика лекарств для онкобольных вызывало нейротоксический эффект, приводивший к тому, что все «экономия» нивелировалась потерями от коррекционной терапии.

Настоящая трагедия случилась позднее. Снижение уровня госзакупок привело к тому, что западные фармкомпании не продляли ставшую невыгодной регистрацию и выводили лекарства с российского рынка. И вопрос «Оригинал или Дженерик» переместился из фармакологической сферы в уголовную – с 2015 года оборот незарегистрированных лекарственных средств подпадает под специально придуманную статью 238.1. УК РФ. Дела не заставили себя ждать, ведь если раньше (и до сих пор) прерогатива кошмарить граждан за обезболивающие принадлежала наркополицейским из ФСКН и ГУНК МВД России, то теперь разрабатывать граждан могли и в ГУЭБиПК (бывший ОБЭП), и сам Росздравнадзор.

Потребовалось 5 лет и «Дело «Фризиума», чтобы вся королевская рать придумала костыли в виде врачебных комиссий, письма Минздрава о том что не все дженерики одинаково полезны («По вопросам особенностей осуществления закупок лекарственных препаратов») и наконец в марте 2020 был окончательно принят и одобрен закон о закупке незарегистрированных лекарств.

Но доктору Мясникову курс дженериков не отменили.