Тесный семейный клан Скорняковых дал трещину

Фото: соцсети.

Депутатство сына Александра Скорнякова в парламенте края стало очень скоротечным.

На днях местной сенсацией стало «увольнение» из депутатов Думы Ставрополья получившего так называемый губернаторский мандат Антона Скорнякова.

Как выяснил «Кавказ Пост», Антон — один из трёх сыновей известного местного чиновника-бизнесмена Александра Скорнякова. Скорняков-старший когда-то руководил Промышленным районом Ставрополя, занимал разные должности в мэрии столицы СК, долгое время был министром ЖКХ края.

Когда кресло мэра Ставрополя занял Андрей Джатдоев, комитет ЖКХ в городе возглавил представитель клана Иван Скорняков. Кстати, в 2018 г. он и его зам были административно наказаны за то, что не реагировали на жалобы горожан. И вот недавно место в региональном парламенте получил младший отпрыск Антон.

Согласно данным rusprofile.ru, Александр Скорняков — учредитель трёх компаний ООО «Профиль», ООО «Союз» и ООО «Ставдорблагоустройство». Все они связаны с дорогами и автомобилями: строительством трасс, производством тротуарной плитки, техобслуживанием машин и др. Несколько лет назад о бизнесе этого чиновника не писал только ленивый, указывая на то, что совмещение госдолжности и предпринимательства запрещено по закону. Это уголовное преступление.

Но, возглавляя орган исполнительной власти, осуществляющий госполитику и управление в области ЖКХ, Александр Иванович, в частности, учредил «Ставдорблагоустройство». В числе учредителей был и Фарман Мирзаев, в 2012 году гендиректор ОАО «СУДР» и давнишний деловой партнёр Скорнякова.

«СУДР» выполнял подрядные работы по ремонту и реконструкции трасс и дворовому благоустройству. Что касается ООО «Союз», то его соучредителями стали сын тогдашнего городского депутата Геннадия Тищенко Александр Тищенко, и тот же Фарман Мирзаев. У совместного предприятия был широкий спектр видов деятельности: техобслуживание и ремонт машин, деятельность автомобильного грузового неспециализированного транспорта, эксплуатация гаражей, стоянок для транспорта, сдача внаём недвижимости и пр.

Но вот что странно: у этой конторы вроде бы не было прибыли. Значит, практически не было и налогов. Обычно такие фирмы используются как прикрытие для обналичивания денег. А в строительных подрядах крутятся в самом худшем случае десятки миллионов рублей. Но бизнес Скорнякова отчего-то не волновал тогдашних местных начальников прокуратуры и СКР.

Немаловажная роль в распространённых в России схемах освоения бюджетных денег принадлежит надёжным подрядчикам, которые и сами, и через мелких субподрядчиков оперируют финансами. Вот таким надёжным подрядчиком и стал Мирзаев. Даже когда Скорняков попал в немилость у краевой власти и его отправили руководить Труновским ДРСУ, продолжилось их сотрудничество с СУДРом.

Есть «золотой» список подрядчиков, которым и даются заказы на основании якобы выигранных тендеров и аукционов. К примеру, тротуарная брусчатка и бордюры в краевом центре в большинстве своём в 2012 г. были изготовлены на СБКЗ (на территории ЗАО «Зарубежкомплект»). Завод через аффилированных лиц был фактически подконтролен Скорнякову, сын которого работал в «Дирекции строящихся автомобильных дорог». Заказчик – министерство дорожного хозяйства края. Папа, тогда главный коммунальщик Ставрополья, производил, а сын осуществлял приёмку качества тротуарной плитки и бордюров. Стоит ли упоминать, что все главные заказы на продукцию в Ставрополе шли именно на СБКЗ, писал «Ставропольский репортёр».

Конкуренты могли бы поставлять и плитку, и бордюры лучшего качества по более низкой цене. Например, аналогичные бордюры и плитку выпускали на кочубеевском заводе. Схема выстраивалась выгодная для всех, кроме населения.
Елена Панкова

«Кавказ Пост»