Николай Шабуров: «изучение религии учит думать»

фото из личного архива

«Чистовик» поговорил с Николаем Шабуровым, кандидатом культурологии, профессором и руководителем Учебно-научного Центра изучения религий РГГУ: об истории и актуальности изучения религии, учебном процессе и работе религиоведов.

— Николай Витальевич, Центр по сравнительному изучению мировых религий РГГУ  был основан в далеком 1992-ом году, но каковы были цели создания подобной научной структуры?

В то время отечественное религиоведение находилось в зачаточном состоянии. Поясню: было немало замечательных исследователей, занимающихся теми или иными аспектами изучения религии, но религиоведения как области знаний не существовало. Ведь в поздние советские годы религиоведение только начинало конституироваться в рамках официально признанного «научного атеизма». Это была  идеологическая дисциплина, ставящая задачу  бороться с религией, которая должна была исчезнуть по мере построения коммунистического общества. Таким образом, знание о религии было нужно для того, чтобы более эффективно с ней бороться. Но подобный подход не совместим с подлинной научностью.

После 1991 года большинство кафедр научного атеизма, которые существовали на философских факультетах многих университетов, было переименовано в кафедры религиоведения. Таким образом, эти кафедры, во-первых, сохранили институциональную связь с бывшим научным атеизмом, во-вторых же, часто изучали религию с той или иной философской позиции.

Нам повезло: в Московском историко-архивном институте, на базе которого был создан Российский государственный гуманитарный университет, не было кафедры научного атеизма, и мы начинали с чистого листа. Мы — несколько энтузиастов — осознавали крайнюю важность объективного научного изучения религии, и когда по инициативе первого ректора РГГУ Ю.Н.Афанасьева был создан Центр по сравнительному изучению мировых религий, мы пригласили работать в нем историков, исследователей культуры, востоковедов, которые уже давно в рамках своих дисциплин изучали религию.

Это были люди разных мировоззрений (и сейчас наши преподаватели не придерживаются какого-то единого мировоззрения), но нас объединяло и объединяет убеждение в возможности и даже необходимости научного подхода к религии и понимание того, что университетская кафедра — это не церковная кафедра и не общественная трибуна. Для нас равно неприемлемы и конфессионально-апологетическая позиция, и какая бы то ни было борьба с религией.

И есть еще специфика, отличающая религиоведение в РГГУ от подхода других религиоведческих  кафедр и центров. При том, что мы уделяем большое внимание изучению философских дисциплин, основной упор делаем на изучение истории религий, анализ современной религиозной ситуации в России и мире, на исследование религиозных феноменов и процессов в контексте социологии и культурной антропологии, а также на изучение базовых текстов ведущих религиозных традиций.

— В чем актуальность религиоведческого знания для современного российского общества?

Я позволю себе ответить вопросом на вопрос: актуальна ли религия? Думаю, что все, верующие и неверующие, ответят одинаково: да, актуальна, поскольку религия играет большую роль российской общественной жизни, да и ее роль в мире возрастает.

Тогда следующий вопрос: а нуждаемся ли мы, нуждается ли российское общество в объективном знании о религии? Да, конечно. Добавлю, что без понимания религии невозможно и понимание, и самопонимание нашего общества.

Религиоведение и дает знание о религии, знание о ее роли в жизни современного человека, о функциях религии в современном обществе, о процессах, которые происходят в различных религиях, об истоках и причинах религиозных конфликтов.

— Николай Витальевич, что собой представляет религиоведение и чем оно, скажем, отличается от теологии?

Современное религиоведение — это комплекс дисциплин, изучающий религию как феномен в широком смысле человеческой жизни, влияние религии на общество и культуру и, наоборот, влияние общественных процессов на религию. Религиоведение включает такие дисциплины как история религии, социология религии, психология религии и др. Отечественная традиция включает в религиоведение философию религии, в то время как на Западе принято рассматривать философию религии как самостоятельную дисциплину. Во всех случаях религиоведение и философия религии тесно связаны друг с другом.

Что же касается теологии, то это конфессиональная дисциплина, которая прежде всего говорит о Боге. Само слово «теология», по русски «богословие», обозначает знание о Боге. Теология намного древнее религиоведения: если последнее сформировалось во второй половине XIX века, то, например, христианская теология возникла в первые века нашей эры. Это одна из причин, по которой  предметные поля теологии и религиоведения пересекаются, однако различия носят принципиальный характер: теология мировоззренчески окрашена — теологией может заниматься только последователь теизма, учения, согласно которому мир сотворен и управляем личностным Богом. Религиоведение в гораздо большей степени нейтрально.

Однако религиоведение и теология, по моему мнению, не обязательно должны конфликтовать; предпочтительнее сотрудничество, но следует соблюдать границы: религиоведение не занимается подтверждением или опровержением бытия Бога, а теология должна признавать, что объективный научный подход к религии оправдан и она не должна подменять религиоведение.

Мы, кстати, в преддверии эксперимента: собираемся в близкой перспективе открыть направление «Теология». Так что сосуществование и одновременно разграничение религиоведения и теологии для нас вопрос не только теоретический.

-Должен ли абитуриент быть религиозным человеком или религиоведом может стать агностик, и даже атеист?

Интересно. Обычно, наоборот, спрашивают, может ли религиовед быть верующим человеком. Это объясняется тем, что некоторые считают религиоведение продолжением научного атеизма, что в корне неверно. Религиоведом может быть как верующий, так и неверующий. В нашем преподавательском коллективе есть люди разных мировоззрений, но в главном мы едины: нас объединяет понимание того, что необходимо научное объективное изучение религии. И у нас принципиальная позиция: мы не спрашиваем ни абитуриентов, ни студентов об их мировоззрении или конфессиональной принадлежности. Другое дело, что многие сами говорят об этом.

За годы нашего существования у нас учились и учатся православные, католики, протестанты, иудеи, мусульмане, буддисты, атеисты, агностики. И у нас атмосфера толерантности и доброжелательности. Ни разу ничьи чувства не были задеты — ни верующих, ни атеистов.

– Как вы считаете, исходя из вашего богатого преподавательского опыта, почему абитуриенты выбирают такую редкую специальность?

Мне тут трудно быть объективным — я фанат религиоведения. Изучая религию, мы изучаем и историю, и современное общество, и культуру, включая литературу и искусство, и философию, и политику, и глубины человеческого сознания и человеческой психики. Понимание религии — это тот ключ, владение которым открывает дверь почти ко всем сферам человеческого существования. Это интересно, это захватывающе, это круто!

Так что меня скорее удивляет и огорчает, что не так много молодых людей выбирают религиоведение.

— Что изучают студенты-религиоведы и какую практику проходят во время учебы?

Начну с рассказа о том, как мы устроены. Студенты, поступающие на направление «Религиоведение», поступают в Учебно-научный центр изучения религии (сокращенно — ЦИР) РГГУ. Это что-то вроде минифакультета: мы не входим в состав какого-либо другого подразделения нашего университета, у нас отдельный набор и свой деканат. У нас работает 14 преподавателей и один документовед. Среди преподавателей — 6 профессоров, 7 доцентов и один старший преподаватель. Или иначе — 4 доктора наук (по одному — исторических, философских, психологических и культурологии), 9 кандидатов наук (7 — исторических и 2 — культурологии) и один преподаватель без степени. Все они — специалисты высочайшего уровня.

В этом году открылась Кафедра истории религий при нашем Центре.

У нас две ступени — бакалавриат и магистратура. Есть также аспирантура и система дополнительного образования. В это году мы набираем 18 человек на бюджетные (т. е. бесплатные) места в бакалавриат и 10 человек на бюджетные места в магистратуру. Кроме того, можем принять еще 7 человек на бакалавриат и 5 человек в магистратуру на платной основе.

На бакалавриат (срок обучения — 4 года) принимают с аттестатом о среднем образовании, т.е. после школы, в магистратуру (срок обучения — 2 года) тех, кто имеет диплом бакалавра или специалиста (по любому направлению).

Что изучают наши студенты? Начну с бакалавриата. Не буду останавливаться на обще гуманитарных дисциплинах, обязательных согласно Госстандарту (История России, Всеобщая история, Философия, Иностранный язык и др.), сосредоточусь на дисциплинах специальных. Профилирующим предметом для нас является История религий. В ее рамках студенты изучают Религии древности (Египет, Двуречье, Греция и Рим) — семестр, Иудаизм — семестр, Христианство — 2 семестра, Ислам — семестр, Индуизм — семестр, Буддизм — семестр, Религии Дальнего Востока (конфуцианство, даосизм, синто) — семестр. Отдельные исторические дисциплины — История религии в России, История религиозных конфликтов в Европе в VII – XVII вв., История православия в ХХ веке, Религия в современном мире. Параллельно Истории религии изучается дисциплина Священные тексты авраамических религий — по семестру читают и анализируют ТАНАХ (Еврейскую Библию), Новый Завет и Коран.

Также надо упомянуть такие дисциплины, как Введение в религиоведение (семестр), История религиоведения, Методы религиоведения, Методика преподавания религиоведения, Полевые исследования в религиоведении (студентов обучают работе с верующими, методике проведения опросов и т. д.), Архивные исследования в религиоведении, Религиоведческая экспертиза, Культовые практики религий мира, История свободомыслия (2 семестра), География религии (семестр), Новые религиозные движения (семестр), Свобода совести и конфессиональные отношения.

Связям религии и культуры посвящены такие дисциплины как Религия и искусство (3 семестра: полноценный курс истории искусства с акцентом на религиозные сюжеты), Религия и кинематограф, Свободомыслие в европейской литературе XVII – XX веков, Религия в массовой культуре.

На старших курсах изучаются такие теоретические дисциплины как Социология религии, Антропология религии, Психология религии, Наука и религия, Философия религии.

На выбор предлагаются языки религиозных традиций: библейский иврит, древнегреческий, латинский, коранический арабский, санскрит, церковнославянский.

Надо упомянуть и спецкурсы и курсы по выбору, которые отражают многообразие интересов наших преподавателей и студентов: Коллективная память, травма и религия, Гендерная проблематика в авраамических религиях, Иудаизм эпохи Второго Храма:основные течения, тексты, топосы, Между иудаизмом и христианством: апостаты, еретики, сектанты, Введение в чтение гностических текстов, Введение в чтение герметических текстов, История древних восточных церквей, Религия на Кавказе,  Духовное христианство и субботники, Медиумизм как историко-культурный феномен, Современный спиритуализм: история, учение, практика.

Важнейшей частью обучения являются практики. Их три: Ознакомительная практика «Знакомство с  религиозной жизнью Москвы и Подмосковья» на первом курсе (экскурсии в религиозные общины, знакомство с религиозными лидерами и верующими), Архивная практика на втором курсе и преддипломная педагогическая практика.

Магистратура — это уже продвинутый уровень. Ее проблематика — «Религия в современном мире». Предполагается, что базовые знания о религии у поступающих в магистратуру имеются. Перечислю некоторые (далеко не все) дисциплины, которые преподаются в нашей магистратуре: История изучения религии, Классические и современные теории религии, Религиоведение в информационную эпоху, Новые социальные медиа и религия, История религиозной философии, космологии и эсхатологии, Эзотерика и мистика: старые и новые формы, Религия и политика, Религия и секулярный мир, Религия и гендерные исследования, Религия в СССР, Религия в современной России и постсоветских странах, Православие в России: история и современность, Библия в русской литературе XIX – XX вв., Богословие невинного страдания в ХХ веке.

Что еще? Научные семинары, к работе которых активно привлекаются студенты (как бакалавриата, так и магистратуры). Мы с конца 2018 года издаем научный журнал о религии Studia Religiosa Rossica, и там публикуются работы студентов. Оговорюсь: наши требования к публикуемым материалам очень высоки, и статьи студентов мы помещаем, не делая никаких скидок. Возможность зарубежных стажировок.

И — last but not least – замечательная атмосфера, внимательное отношение к студентам и их интересам.

Рекомендую желающим узнать о нас подробнее обратиться к нашему сайту, а также к нашим страницам в социальных сетях — Facebook и Вконтакте

— Как обстоит дело с дальнейшим трудоустройством выпускников?

Хотел бы я ответить, что прекрасно. Но проблемы имеются. Мы их разделяем с представителями таких гуманитарных дисциплин, как историки, филологи, искусствоведы, этнологи, культурологи. Но есть один нюанс. Строго по специальности устраиваются около половины наших выпускников. Куда именно? Школы, музеи, СМИ (несколько наших работало в приложении в «Незавмсимой газете» — «НГ-религия»), государственные и муниципальные органы, работающие с религиозными организациями, сами религиозные организации. Получившие диплом магистра могут преподавать в вузах, поступить в аспирантуру и посвятить себя научной деятельности в сфере изучения религии. Однако — мы ведем подобный мониторинг — хорошо устраиваются практически все. Почему? Несколько причин. Диплом РГГУ вообще ценится очень высоко. Кроме того, я уже говорил о том, что, получив знание о религии, наш выпусник научается хорошо ориентироваться во всей гуманитарной сфере. И еще одна причина. Мы регулярно встречаемся с выпускниками, и как-то одна выпускница — мы как раз обсуждали проблему трудоустройства — сказала: «В ЦИРе очень хорошо мозги ставят».

Да, изучение религии учит думать.