Пришелец

266

Марина Маленко о долгожданном женском счастье

А еще жила — была одна тётенька. Ничегоособенная себе такая тётенька жила, была она там ни то музейный, ни то научный работник, долго жила, лет до сорока. А может и чуточку больше. А потом с ней приключился неожиданный жизненный зигзаг. С тётеньками на пятом десятке случаются такие зигзаги. Тётенька сначала ничего не поняла, а потом страшно удивилась. Это в теперешние времена тётеньки после сорока замуж первый раз выходят за молодых мужчин, и миром управляют. А в тогдашние (двадцать два года назад) – надо было закутываться в ситцевый халатик, делать шестимесячную завивку на голову и няньчить внуков.

В общем через отведенные природой несколько месяцев Результат зигзага появился на свет. И тётенька такая подумала: вот и хорошо! Будет мне с кем на старости лет в Ясную Поляну поехать, или в Планетарий сходить — там как раз к тому времени новый телескоп установят. Ну или не телескоп, а такой …ну как бы проектор, который небо делает на потолке.

И стали они жить –поживать. Вдвоем. Как они жили, мне неведомо.

Только еще через положенные несколько лет наш Результат вдруг поинтересовался у родительницы: асобссстно, откуда он появился и почему никакого другого родителя рядом не наблюдается.

Это любую другую тётеньку можно таким вопросом врасплох застать! И она начнет нести всякий бред про капусту и магазин, в котором продают мальчиков и девочек.

Наша тётенька была подготовлена:

— Понимаешь, детонька, однажды темной звездной ночью, я не могла долго заснуть. Я лежала в своей кровати и наблюдала за созвездием Ориона. Неожиданно одна звезда стала быстро-быстро передвигаться по небу, отделяясь от всех остальных…

Это я, конечно, сейчас фантазирую.

Короче.

На балкон опустился инопланетный корабль. Из корабля вышел инопланетянин, хоспадипрости, и случился тот самый памятный зигзаг. Покурив в форточку после зигзага, инопланетянин поднял с пола свой скафандр и сказал: «Планета в опасности, мне нужно спешить! Прощай». А, ну еще это (уже в дверях): «Спасибо» И пожал руку. И исчез.

Стандартная, в общем, ситуация.

И любой другой ребенок сказал бы:« Брешешь!»

Но не этот.

Этот кивнул головой: «Да, я так и думал!».

И пошел во двор, чтобы всем рассказать, что он сын пришельца из другой Галактики.

Ну, во дворе, конечно, поржали, даже дали ведерком по голове (чтобы удостовериться, не разойдутся ли клеммы). Но дружить не бросили. А куда деваться, двор-то один! Да и чудаков не так, чтобы много вокруг.

А как не чудак?

Несет всякую околесицу, главное – верит в нее! Поет во все горло. На дудочке играет. Гобой она, что ли называется? На кой ему этот… гобой?! В ресторанах под него не пляшут – все больше под Стаса Михайлова.

Замки строит. Из песка. Может планета папашкина песком засыпана?! Может он где-то в другой Галактике сидит на берегу Оранжевого моря, пересыпает из ладони в ладонь песок — только не желтый и не белый, как у нас, а какойнить …голубой — и вспоминает про своего мальчика. Просто вылететь не может. Погода нелетная. Все двадцать с лишним лет…

Нене, это меня понесло!

А еще наш мальчик страшно боялся кошек. Потому что однажды мама сказала ему, что они – Посланцы с той самой папашкиной планеты. Посланцы за ним следят, и информацию теле..нет, не телеграфируют! – ну, когда мысли передают че-рез гооды, через расстояния (с).

Так.

Зачем я все это пишу?

Да просто наш мальчик в прошлую игру «Что? Где? Когда?» денжищ выиграл у знатоков! Цельную кучу.

Может подыграли?

Прочитали анкету. Пожалели. Сказали: «Надо помочь парню, вон его как колбасит!»

А герою нашему все нипочем, как будто он каждый раз главный приз берет. Ни радости, ни гордости.

Пришелец, ну!