Итак, федеральный закон о реновации принят в третьем чтении. Многие говорят: самые людоедские положения первоначального текста из него убраны. Это не совсем так. Скорее, они слегка закамуфлированы позднейшими поправками. Суть же осталась прежней: под видом этого закона нам впихивают пересмотр итогов приватизации. Вот только почему-то исключительно в отношении тех, кто получил в наследство от СССР единственную собственность – квартиру. Таких – 99% населения

«…Город гибнет. Он, конечно, выживет в итоге… пройдут десятилетия, и мы начнем восстанавливать все то, что разрушаем сейчас. Но это будет потом. Для того, чтобы наступило будущее мы должны пройти через разрушение наших домов, войны и ссоры с соседями, выход на улицы, битвы под бульдозерами, объединение наконец и массовый выход на улицы…Несомненно одно: Москва переживала многое, переживет и это. Но я – другое дело. Я – не переживу…»

из поста по теме реновации в Facebook

Но раз уж пошло такое дело, может, стоит пересмотреть итоги приватизации и для оставшегося 1% – тех самых «владельцев заводов, газет, пароходов»? Они уже продемонстрировали, что мы для них никто. Нам уже нечего терять кроме своих цепей, простите, квартир, так чего нам бояться? Нас куда больше – целая страна! И никакая нацгвардия не спасет…

На круглом столе в МГД по поводу реновации Алина Енгалычева замечательно выразила нелепость зафиксированного в законе решения судьбы дома двумя третями собственников его помещений:

«У нас записано: все равны перед законом… уважение к частной собственности… Если все равны, есть предложение: провести такие собрания, где двумя третями примем решение о передаче нам акций Газпрома, Роснефти…».

Кстати, хоть 2/3 проголосуют, хоть 100%, из программы уже нельзя будет выйти, если подписан хоть один договор мены. За 90 дней с момента получения домом статуса реновируемого каждый должен написать в компетентные органы заявление, что выбирает – равноценное, равнозначное жилье или денежную компенсацию.

Ни слова о процедуре судебного разбирательства для несогласного собственника. Только о судебном решении в пользу Москвы, если он не подписал в течение 90 дней договор мены. При этом в судебное решение вносится кадастровый номер новой квартиры – то есть едешь, куда пошлют. Тем, кто подписывает договор мены добровольно, тоже вбивают кадастровый номер нового жилья. Никаких прежних трех вариантов. Да, и ни слова хоть о какой-то компенсации затрат на ремонт и переезд.

Из хорошего: для тех, кто выберет равнозначный вариант, все же прописаны границы района по состоянию на 17-й год, даже для ЦАО. А еще хорошо, что все-таки вы подписываете договор мены с Фондом, как представителем Москвы, значит, ответственность несет Москва. А вот с руководителя Фонда по этому закону почему-то снимается всякая ответственность за любые неправомочные ситуации.

Коммуналки расселяют в отдельные квартиры. Но ни намека, где эти квартиры будут находиться. Вряд ли в пешей доступности от Кремля. Равноценный вариант, кстати, тоже висит в воздухе – где будет такая квартира? Да хоть в Караганде. Те, кто стоят в очереди больше двенадцати лет, могут улучшить жилищные условия по нормам, но опять без намека на расположение этого улучшенного метража.

Вот, что замечает Маргарита Чуканова, муниципальный депутат района Восточное Измайлово:

«Законопроектом введена новая процедура голосования, предусматривающая голосование по вопросу за снос 2/3 собственников и нанимателей, зарегистрированных в жилых помещениях. Права голоса лишены владельцы нежилых помещений. Таким образом, при голосовании учитывается не метраж помещений голосующих, а общее количество голосующих. Предусмотрено противоправное изъятие из ведения собственников судьбы их имущества и замена концепции права собственности, отраженной в ЖК РФ, о том, что содержание, ремонт и судьба общего имущества МКД решается только собственниками помещений. Тот, кто платит полным рублем с квадратных метров, отныне повержен в правах. Его судьба и видение того, как жить и где жить, отданы посторонним людям. Два пункта непонятны совсем: во-первых, 21 февраля Президент говорил о пятиэтажках, а в законе написано о девятиэтажных домах; во-вторых, за снос голосуют «по головам» собственники и наниматели жилых помещений, а за выход из программы реновации – квадратными метрами (1/3 от собственников жилых и нежилых помещений)».

Зато условия для застройщиков освобожденных земель просто фантастические:

1.Право застраивать то, что нельзя было застраивать по прежнему плану землепользования. Право проводить работы до экспертизы сразу после подачи проекта в соответствующие органы.

2.Право сервитута для чего угодно, включая капитальное строительство, без предоставления правоустанавливающих документов.

3.Право сноса без решения о сносе, а сразу после вывода объекта из эксплуатации.

4.Право не подавать правоустанавливающие документы и еще любые документы для получения разрешения на капитальное строительство, если этих документов нет, потому что никто не предполагал что-то строить на этом месте.

5.Право регулировать санэпид, пожарные и технические нормы (за исключением минимально-необходимых).

Но и это еще не все.

Собственники нежилой недвижимости, расположенной в жилых зданиях, лишены права голоса. Зато судьбу недвижимости теперь могут решать жильцы, вообще не являющиеся собственниками. При этом обязанность содержания общего имущества МКД, внесения взносов за капитальный ремонт, налога на имущество и т.д. остается именно за собственниками жилых и нежилых помещений.

В закон внесен новый, не раскрытый федеральным законодательством термин «стесненные условия городской застройки». Видимо это то, во что собираются превратить наши города. Нормы Законопроекта позволяют не соблюдать обязательных на сегодняшний день требований, которыми обеспечивается права граждан на безопасную и благоприятную окружающую среду, гарантированные ст. 42 Конституции РФ, и права частной собственности, в том числе на землю, гарантированные ст. 35.

Признание имущественных прав граждан на квартиры, здания и земли становится фикцией. 32-я статья Жилищного Кодекса предусматривает компенсацию за утрату жилого помещения в результате сноса дома. В нее в обязательном порядке включается стоимость общего имущества дома, в состав которого входит земельный участок. Однако земельные участки домов, попавших под колесо реновации, не поставлены на кадастровый учет. Власти Москвы всеми силами имитируют отсутствие прав на них у собственников квартир.

26 тыс. 300 га земель жилой городской застройки, определенных на 1996 г. и переданных вместе с жилыми зданиями москвичам в ходе приватизации, на сегодня достигли стоимости в среднем 620 млн. руб./га (если верить постановлению Правительства Москвы «Об утверждении кадастровой стоимости и удельных показателей кадастровой стоимости земель города Москвы по состоянию на 1 января 2016 г.»). Суммарная стоимость земельной недвижимости москвичей составляет более 16 трлн. рублей.

Приговоренные к сносу кирпичные дома, построенные в конце 50-60-х гг., были рассчитаны минимум на 150 лет службы, панельные – на 125. Их следовало рассматривать на предмет окончания сроков службы только в XXII веке, если в отношении этих зданий не совершалось хозяйственных преступлений. И как можно смешивать техническое состояние несущих конструкций с временными, подлежащими замене элементами – трубами, электропроводкой и т.п., на износ которых и ссылались лоббисты законопроекта?

Однако свершилось. В первый список включено более 4,5 тысяч многоквартирных домов в «предаварийном состоянии». Что это за состояние, не может объяснить никто.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ ДЕПУТАТОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ МОСКВЫ К ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НЕ ПОДПИСАНИИ Федерального закона №120505-7

Через пару-тройку лет любые кирпичные дома времен СССР, даже любая малометражка (за исключением разве что разрушающихся общежитий), по всем критериям экологичности, благополучности, озелененности, наличия машиномест во дворе войдут в категорию жилья, как минимум, бизнес-класса. И цена квартир в таких домах будет в 2-4 раза выше, чем в «собянинках» – в том числе и за счет стоимости земельного участка, приходящегося на одну квартиру. При переселении по программе реновации участок «съеживается» до кусочка шагреневой кожи по фундаменту многоэтажки в соответствии с п. 3.4.1. ПЗЗ, утвержденных в марте нынешнего года. А в соответствии с изменениями в законе об автодорогах во дворах будут только платные парковки, поскольку земля после реновации отходит к городу.

Мария Ремизова, Елена Грищенко

P.S. Авторы благодарят за помощь в подготовке статьи Ольгу Рубен и Маргариту Чуканову.

Мнение редакции информационного сетевого издания «Чистовик» может не совпадать с мнением автора

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Введите, пожалуйста, свое имя